Шесть миллионов киевлян чуть не умерли прошлым летом, но так ничего и не поняли

Прошлым летом история Украины могла трагически завершится. Население Киева и других городов столкнулось с угрозой массовой гибели людей. При этом в памяти общества «хлорный кризис» никак не отразился, будто ничего и не было. Но кризис был, и может повториться уже завтра. Давайте сделаем усилие и вспомним, как чуть не погибли.

Если в кране нет воды…

В понедельник 16 июля 2018 началась одна из самых странных историй нашей недавней истории. В городах Украины внезапно пропала вода либо ослаб напор. В Николаеве водоснабжение давали по часам, проблемы замаячили в полный рост перед Днепром и другими городами. Проблема нависла и перед Киевом — «Киевводоканал», к его чести, забил тревогу даже раньше

Причина перебоев оказалась проста: в большинстве городов Украины продолжают по-советски чистить воду жидким хлором. Неочищенную воду нельзя подавать в водопровод. То есть, нет жидкого хлора, нет и воды.

В Украине производитель жидкого хлора один — «Днепразот». Принадлежит группе «Приват», совладельцами которой являются олигархи Коломойский и Боголюбов.

Когда начались перебои с водой, общественность узнала, что этот завод просто взял и остановил производство стратегически важного ресурса. Остановка случилась за месяц до начала хлорного кризиса, 15 июня. Однако пока оставались запасы хлора, водоканалы помалкивали и, видимо, надеялись, что как-то в последний момент всё само решится. Может, какие-то торги действительно шли. Однако в итоге ничего не решилось, запасы хлора истончились. Тогда и началась паника, а в кране закончилась вода. 

Откуда уши растут

«Днепразот» перестал производить стратегически важный для выживания Украины и украинцев, прикрываясь экономическими причинами. Якобы газ дорогой, АМКУ не разрешает повышать цены, предприятие вот-вот разорится — ужас и кошмар! Но даже сам текст официального заявления «Днепразота» составлен так, что воспринимается как не жалоба, а прямой наезд. Это не говоря о том, что за год до кризиса прибыль «нищего» «Днепразота» выросла в 11 раз, да и с газом всё очень непросто. Кстати, АМКУ не регулирует цены на хлор, то есть «Днепразот» мог повысить отпускную цену без забастовки. Собственно, в конце истории и произошло.

В общем, рациональной причины остановки производства хлора названо не было. Со стороны это похоже на надводную часть внутриэлитных разборок, когда условный Коломойский нажимал на условного Порошенко с помощью доступного ему рычага. Большой бизнес, большая политика — до холопских жизней никому нет дела. Кто кого дожал, можно попытаться проследить по событиям, которые последовали за этим.

Альтернатив не было

Небольшая ремарка о том, почему «Днепразот» и жидкий хлор — стратегически важны для Украины. Этим веществом чистят воду почти во всех городах Украины. В Ивано-Франковске, Львовской и Житомирской областях его производят сами. В Одессе перешли на более прогрессивную технологию очистки воды и почти не зависят от продукции «Днепразота». Остальные населённые пункты прочно сидят на хлорной игле.

Покупать жидкий хлор за границей дорого и долго. Его нужно везти ж/д составами в цистернах. При этом, если мы говорим о закупках в Европе, возникает дополнительный вопрос смены колесной базы на границе (в Украине и ЕС ж/д колея разной ширины). То есть, мало заплатить, нужно ещё решить сложную логистическую задачу. К чести Украины, задача решена, и часть вещества действительно начали закупать в ЕС, об этом позже.

Покупать жидкий хлор в России можно, но… не нужно. Потому что если даже «свой» «Днепразот» выкрутил Украине руки, то россияне имеют на порядок более сильную мотивации для силового манипулирования Украиной. Сожрут и не поморщатся. Специально пишу без всякой русофобии, простым языком экономико-политической выгоды.

Поэтому, как ни крути, «Днепразот» нельзя было заменить в 2018. Нельзя и сегодня.

Что было дальше

В разгар хлорного кризиса наконец-то вступило в игру украинское государство. Возбудилось СБУ, возмутился АМКУ. Почесались Кабмин и СНБО. Здесь очень важно понять и запомнить один момент. Государство отреагировало не на остановку производства хлора 15 июня, а на публикации в прессе 16 июля. До этого тема вообще никак не поднималась и не решалась (по крайней мере, в публичной официальной плоскости). Можно сказать, что правительство Гройсмана продемонстрировало нулевую способность к прогнозированию и системной оценки инфраструктуры Украины. СБУ и СНБО оказались в данной ситуации лишь грозным набором букв. Напомню, что мы говорим о 2018 году и президентстве Порошенко, которое сейчас многим патриотам кажется «золотым веком». Однако уже тогда Украиной управлял телевизор. Проблема любой сложности могла быть решена только через выпуск новостей. 

На кону стояли миллионы человеческих жизней. Без шуток. Представьте, что будет происходить в городе-миллионнике, если в кранах пропадёт питьевая вода. Все транспортные артерии закупорятся гигантскими автомобильными пробками, поэтому уехать из города успеют немногие. Остальные будут выживать в ожидании, что всё как-нибудь само решится. Естественно появится бандитизм, грабежи и массовая гибель от обезвоживания. Потому что катастрофы такого масштаба сами собой не решаются. В Киеве живёт около шести миллионов человек. Ну, миллион, предположим, всяко спасётся. А что делать с пятью миллионами трупов?

В этом прослеживается нечеловеческая тёмная эстетика. В XX веке украинцев морили голодом. В XXI веке абсолютно реален мор жаждой. Кто погреет руки на нашем пепелище?

Ладно бы это случилось в мирное сытое время. Но Украина — воюющая страна. Причём тип конфликта новый, гибридный. Он включает в себя множество новых угроз как внешнего, так и внутреннего характера, и украинцы вправе требовать от своих спецслужб и правительства соответствующей компетенции. Но спрашивать банально не с кого. Месяц форы, пока у водоканалов оставались большие запасы хлора, ушёл неизвестно на что.

После того как государство изобразило кипучую деятельность, проблему решили. АМКУ разрешил «Днепразот» устанавливать любую цену на свою продукцию, и «Днепразот» поднял ее в полтора раза. После чего производство восстановилось, и больше проблем с жидким хлором в Украине (пока) не было. Более того, водоканалы смогли проработать вопроса доставки некоторого количества жидкого хлора из Румынии и Венгрии, ещё и по более низким ценам (однако вопрос логистики непростой).

Осенью того же года случилось вообще невозможное для нормальной страны событие. Станция по складированию и хранению жидкого хлора в Днепропетровской области была приватизирована фирмой, которую связывают со всё тем же Коломойским. Поэтому теперь группа «Приват» контролирует не только всё украинское производство хлора, но и всю логистику, а также складские запасы. 

Куда смотрели в этот момент грозные буквы СБУ и СНБО? Куда они смотрят сегодня? Что поменялось для перспектив Украины со сменой власти? Это очень болезненные вопросы.

Кто поймал Украину

Давайте называть вещи своими именами. Если Игорь Валерьевич Коломойский завтра проснётся в плохом настроении или ему сильно нахамят в троллейбусе, он может уничтожить Украину за несколько недель. Если ненадолго стать конспирологом, хлорный кризис лета 2018 можно даже рассмотреть как учения. Развивая фантазию, скандальное интервью Коломойского про сто миллиардов долларов от РФ легко трактуется как публичный прайс-лист. 

В контексте этой критической зависимости Украины от Коломойского просто смешно обсуждать какие-то мелкие шалости, высказывания или даже суд за возвращение «Приватбанка». Это всё вторично. Ну, подумаешь, деньги там… слова… Теоретическая возможность прекратить само существование Украины и значительной части украинцев — вот что имеет реальное значение.

При этом сам Коломойский едва ли планирует нас убить. Он наверняка хороший и добрый человек. Если внимательно смотреть телеинтервью с ним, видно, что у Игоря Валерьевича болит душа за каждого маленького украинца. Но никакие человеческие качества не отменяют того, что полтора года назад в стране произошёл хлорный кризис, и произошёл он не сам собой. Нет никаких гарантий, что он не повторится в будущем. 

Более того, в Кремле хорошо изучили нашу ситуацию, и теперь нельзя исключать целенаправленную иностранную диверсию на мощностях «Днепразота». Птичка вылетела из клетки, о нашей уязвимости знают все.

Что происходит в Киеве

Давайте посмотрим, что изменилось за почти два года в столице. Всё-таки Киев не только самый многочисленный город, но и критически важный экономический, политический, дипломатический и символический элемент государства Украина. Не станет Киева, не станет и Украины.

В 2015 году Кличко: Ми запроваджуємо у Києві систему європейської технології очистки води. Обещали управиться за два года, системного результата не случилось, и в хлорный кризис влетели, как машина в столб. Ну, бывает.

Однако урок Игоря Валерьевича действительно был усвоен, и весь 2019 ушёл на реальную подготовку к отказу от жидкого хлора. Работа ведётся системная, и хотя сроки переносятся, процесс пошёл. Мы получили конкретный комментарий от «Киевводоканала».

То есть, мы можем ориентироваться на то, что в наступающем году 25% воды в Киеве будет очищаться диоксидом хлора, с закупкой и хранением которого нет таких проблем, как с жидким хлором. Соответственно, уже через полгода есть шанс, что вот так вот взять и уморить Киев уже не получится. Даже 25% уже достаточно, чтобы кое-как разрулить новый хлорный кризис. Тут можно только выразить «Киевводоканалу» уважение. Главное теперь выдержать сроки, а до тех пор киевлянам лучше иметь дома небольшой запас воды на всякий случай. Что происходит с очисткой воды в вашем городе? Спрашивайте у местных властей и водоканалов. Это важно.

Кто главный враг Украины

Во всей этой истории главный враг украинских перспектив не Коломойский, не Порошенко, не Зеленский и даже не Кравчук при котором стратегическое предприятие «Днепразот» стало обычным ООО. Главный враг Украины — её добродушно туповатый народ. Весь целиком — я не выделяю из украинцев 73%, 25% или 8% — сто процентов украинцев показали себя наивными беспечными идиотами. Хлорный кризис промелькнул в информсводках, и к августу 2018 народ интересовали уже другие вещи. В Турции выпал снег, в России умер Кобзон, Макрон пробулькал что-то о дружбе с Россией… так вся эта история и забылась. 

Хотя риски с того времени только усилились, и беспечность украинского народа в вопросе очистке воды — это беспечность умственно-отсталого на эшафоте. Вместо того, чтобы задавать вопросы об очистке воды местным и центральным властям, формировать информационную и предвыборную повестку, украинский народ ожидает, что всё закончится как-то само по себе, само. Но Украина наступила на слишком много мозолей, поэтому не имеет права на стратегические уязвимости и стратегическую беспечность.

Выключая эмоции, нельзя не отметить общее у хлорной истории с проблемами отопления в Одессе с помощью частных котельных. В обоих случаях мы видим, как стратегические коммуникации оказались в руках бизнеса, и это привело к катастрофе. Оно и не могло быть иначе, ведь планировались и создавались эти объекты, как элементы государственного механизма в условиях советской экономики. Они не подходят для простой и топорной приватизации, не подходят для ведения бизнеса в стиле первобытного капитализма. 

Глядя на то, как беспомощно оказалось наше государство перед дефицитом жидкого хлора, я спрашиваю себя, сколько ещё критических уязвимостей страны мы не знаем, потому что они пока не «рванули». Государству нужна глубокая ревизия, но пока непохоже, чтобы её было кому проводить.

Скорбилин Денис

, ,

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

UkrNET - поисково-информационный ресурс