Берлин в ожидании Трумэна

Или Последняя гастроль нормандского шапито.

Романтики против мафии

Романтики против мафии

19 октября — очень важный день во всей начавшейся почти три года
назад украинской истории. Наши европейские квазисоюзники и, к
счастью, доживающий последние 2 месяца с завтрашнего дня
Государственный департамент Джона Керри все же «умаслили»
российского диктатора прибыть в Берлин...

Сразу объясню по поводу Госдепа — такого бесхребетного Госдепа
(правда, как свидетельствует приснопамяная мартовская публикация в
The Atlantic — в середине сирийской трагедии Джон Керри, помня о
том, что он все-таки ветеран войны еще сопротивлялся
патологическому пацифизму своего президента) никто не помнит.

Даже Госдеп Киссинджера и близко таким не был — впрочем на месте
нынешней мафиозно-фашистской России был ответственный СССР, чье
руководство прошло Вторую мировую и по-человечески боялось
фронтального конфликта. Так что, видимо, и сравнивать не с
чем...кроме довоенного президентства Ф.Д.Рузвельта, конечно.

Он не вступал в войну вплоть до нападения Японии на сами США. И то,
неизвестно, или вступил бы, если бы Германия не вписалась за
Японию. У Обамы со вторым Рузвельтом много общего — они оба предельно
расчетливы и всерьез убеждены в своих левых симулякрах, стоящих с
«общечеловеческой точки зрения» значительно выше нежели какие-то
там истекающие кровью народы на других континентах. Спросите, как
говорится, сирийцев — раз уж мы так «пристрастны» и «неблагодарны».

Нынешняя ситуация в чем-то похожа на те времена — боязливая
близорукость современных Франции и Германии чрезвычайно напоминает
лицемерную и преступную политику тогдашних Франции и
Великобритании: они ничем не помогли Финляндии, проглотили аншлюс
Австрии (как Крым) посоветовали чехам сдаться, а поляков просто
бросили, объявив «странную войну».

Сегодняшние обстоятельства где-то лучше — отсутствует хотя бы один из двух тоталитарных монстров, а Россия не имеет серьезного экономического веса да и заметного мобилизационного потенциала.

Но чем-то и сложнее — размякшие от успехов общества потребления европейские и американские лидеры, как бы они не иронизировали, до диарреи боятся московского гангстера с ядерной бомбой.

Правда, получше — ненамного, и все же — и наша ситуация, хоть во
и сходная с тогдашней финской.

Путин, несомненно, поверил в свое величие, но в отличие от Сталина
и Гитлера, он не является человеком идеи. Роскошь, приобретенная
разбойным путем, значит для него очень много, а уж для его банды —
тем более. За четверть века он превратился в крупного, глобального мафиозо №1 в мире, а инструментарий пропаганды, созданный его холуями из навечно покрытых позором семей российской интеллигенции — по своему исторически уникален. Поэтому если сегодня Путин внезапно сдаст все в Берлине (этого не будет — и все же), его пропагандисты найдут как подать
это физиологически низведенному до уровня ниже скотского, но
зомбированному агрессивной истерией населению.

На это, по большому счету, и рассчитывают западные деятели, если
допустить, что у них вообще есть какая-то стратегия. До сих пор
она заключалась лишь в том, чтобы (как в свое время с Гитлером)
«спасти лицо» своего дорогого московского партнера, при котором в
западные юрисдикции был вывезен чуть ли не триллион долларов.

Санкции, разумеется, деструктивны для современного сектора
российской экономики и он практически уничтожен, но они мало
повредили самой криминальной организации, теперь просто перераспределяющей сократившуюся в 2-3 раза прибыль от экспорта полезных ископаемых в Европу от социальных и инфраструктурных расходов в пользу содержания политической полиции, аналога гестапо и СД, аппарата пропаганды, сети иностранных агентов влияния и (лишь затом) армии.

При всей ограниченности и вредоносности — для самих этих обществ и для наших, украинских интересов — ультраправых движений в Европе и США,
трудно не понять причину их взлета: порочная плутократия не
понесших никакой ответственности за 2008 год финансовых мошенников
и практически полная импотенция союзной бюрократии Европы вызывает всю большую брезгливость и у тех, кто вынужден придерживаться
дипломатических правил и канонов политической корректности.

Вместе с тем Путин поймал Запад за эту аморальность на крючок — кое-чему его все-таки научили в КГБ, тем более тут большого ума и не надо,
в особенности если объективно посмотреть на нынешнее поколение
западной политической и деловой элиты. На уровень его интеллекта, ответственности, глубины, вкуса и духовной стойкости. Повезло пока только Великобритании — инфантильных невротиков, доуправлявшихся страной до настоящей беды, отодвинула в сторону Тереза Мэй, которая, к счастью, старше их на поколение.

От тотального поражения, по иронии судьбы, действующую западную элиту спасает лишь паранойя Путина — он реально считает, что Олланд, Меркель и Обама плетут вокруг него паутину заговоров...Посмеялись? Продолжим. И еще одно — его громкое военное поражение на востоке Украины (главная причина которого — шовинизм Москвы и дрянные политические советы), которое он мечтает компенсировать. И это для нас, естественно, главная опасность - хотя на дворе и не 2014 год.

Но когда госсекретарь США (хоть стой, хоть падай) заявляет, что американцам и европейцам неохота воевать в Сирии — это звучит дико и непредставимо, потому что это отказ от роли единственной сверхдержавы. Капитуляция перед кровавым хаосом.

Нам просто следует знать, что — как минимум, еще два месяца — наш
тыл, мягко говоря, не очень надежен. Особенно сегодня в Берлине. Обама, конечно, подчеркнул, что условие отмены санкций — это выполнение Москвой
Минска-2, но...Минск-2 все трактуют как хотят, а отсутствие
желания не то что воевать, но даже вводить новые санкции за
массовые убийства в Сирии — указывает на то, что это, конечно, не
тот тыл, который хотелось бы иметь нашей воюющей стране (уже не
говоря о всем прочем за последние почти три года).

Сам разговор о возможности отмены санкций со стороны Вашингтона и
европейских столиц — это провокация насильника. Путин считает — и
небезосновательно — что если на этих хомячков с инфантильными
мозгами и слабенькой моралью еще немного надавить, то они отдадут
ему и Украину, и Сирию, и все что он захочет. Из этой логики
выходят все его маневры и вранье — Дальний Запад только в этом
году догадался, что Кремль просто лжет по любому поводу. За эту
недогадливость (или что похуже) украинцы уже заплатили десятками
тысяч, а сирийцы — сотнями тысяч жизней.

Почему же у Путина все-таки не получается выбить из этих перепуганных михрюток все, что он хочет?

Таких причин ровно пять:
1) героизм украинского народа;
2) то счастливое обстоятельство, что далеко не все в Вашингтоне, в
обеих партиях и значительной части администрации Обамы — совершенно утратили разум, присутствие духа и совесть;
3) путинское явное злоупотребление блефом, хотя пока что и небольшое;
4) реальное осознание Кремлем подлинных пределов своего
военно-мобилизационного потенциала (он крайне низок);
5) складывающийся междуморской союз в Европе с участием
Великобритании, некоторых скандинавских государств и
продолжающийся далеко на Ближний Восток и в Персидский Залив;

Но половина этих факторов не имеют отношения к сегодняшнему
берлинскому мероприятию (надеюсь, они хотя бы не станут там есть).

У Меркель и Олланда практически на носу выборы и их политические
лагеря в тяжелой ситуации. Обама же не намерен воевать в Сирии —
он надеется, что к моменту его выезда из Белого дома падет Мосул,
и войну с ИГИЛ в Ираке можно будет считать формально и эффектно
завершенной (если, конечно, забыть про обстоятельства
возникновения ИГИЛ)...Некоторые причины для таких надежд у Обамы
имеются, но не станем в них углубляться.

Поэтому на Петра Порошенко будут в Берлине давить. Пытаться выбить
хотя бы «видимость» прогресса. Чтобы не дай Бог самим не влезать
глубже в эту войну — потому что и так ясно что «нормандский
формат» пора закрывать, а Минский процесс передоверять группе
пяти, созданной в рамках НАТО. Но раз тут уже звучит НАТО...в
общем, ясно, что берлинским и тем более парижским политикам это
без надобности. И вообще — скоро Рождество. «Джингл-беллз, свято наближається!» Если, конечно, мы переживем Хэллоуин.

Надо сказать, я совершенно уверен в президенте Порошенко. Потому
что он прекрасно знает, что его ждет дома, если общественное
мнение почувствует, что он хоть где-то отступил. Потому что
Украине отступать некуда.

Более того, я верю, все-таки, что эти посиделки закончатся для нас
хорошо. То есть — ничем.

Повлиять на Путина может только ужесточение санкций вплоть до
полного разрыва технологических цепочек (75% комплектующих для
остатков российской промышленности — импорт) и нефтяного эмбарго,
аресты его агентов в странах Запада, начало трибуналов
и присутствие американских войск и вооружений хотя бы в 
гомеопатическом количестве на линии разграничения. Причем это было
ясно еще с осени 2014 года. Мир в Европе спасен ценой тысяч украинских жизней, тремя сотнями жизней пассажиров МН17 из разных стран и одним из немногих оставшихся серьезных людей в Европе — Дидье Буркхальтером. Но не будем перелопачивать эти аргументы и контраргументы в десятитысячный раз.

До смены президента в США остается ровно два месяца и Путин хорошо
знает, что это его последнее окно. С Хиллари Клинтон в Белый дом
вернутся «югославы» — люди, которые хорошо знают, как именно нужно сажать голым задом на термитник обнаглевших шовинистов и мясников, живущих контрабандой и приторговывающих трупами, заложниками и бомбами. А не только бесконечно говорить об этом, хлопая глазками от собственной смелости.

Так что вот отсчет на «продержаться» начинается сегодня.

Максим Михайленко


В тему:

UkrNET - поисково-информационный ресурс