Четыре всадника экономического апокалипсиса России

В марте 2013 года группа банкиров и юристов собралась в Франкфуртских офисах Deutsche Bank, чтобы контролировать передачу почти 28 миллиардов в валюте США со счета управляемого государством нефтяного гиганта России "Роснефть«, другому управляемому четырьмя российскими миллиардерами-магнатами: Михаилом Фридманом, Виктором Вексельбергом, Леном Блаватником и Германом Ханом.

Закрытием продажи „ТНК-BP“, третьей крупнейшей нефтяной компании России, 50% принадлежащей „British Petroleum“ и 50% российским миллиардерам, отмечен еще один шаг Владимира Путина по централизации власти. Руководитель „Роснефти“ Игорь Сечин, часто известный как второй наиболее влиятельный человек России после Путина и иногда называемый Дартом Вейдером, был центральной фигурой в этом соглашении. Он иногда, казалось, хотел напомнить олигархам их ранг, мучая их во время переговоров, опаздывая на их встречи в Москве.

Как будто это обыгрывалось в триллере Джеймса Бонда, для закрытия сделки было выбрано нейтральное место: Франкфурт, Германия, финансовая столица континентальной Европы. Представители акционеров настояли на том, что они в состоянии немедленно проверить, в режиме реального времени, передачу свидетельств наличных денег и запаса на счет условного депонирования, которым управляют миллиардеры, говорит человек, знакомый с событиями. Только после того, как скриншот был сделан, продемонстрировав, что новый баланс в размере $ 27 778 900 132.16 стал транзакцией, которую рассматривают завершительной.

Михаил Фридман

Михаил Фридман

Путин был в восторге. „Это — хорошее грандиозное предприятие, которое важно не только для энергетического сектора России, но и для всей российской экономики“, сказал он, когда сделка была оглашена. Покупка „ТНК-BP“ „Роснефтью“ за $55 миллиардов преобразовала ее в крупнейшую публично проданную нефтяную компанию в мире и укрепила позиции Сечина, как глобального энергетического царя, с Путиным, вероятно, дергающим за ниточки.

Мегаэнергетическое слияние Сечина и Путина, возможно, походило на „хорошее“ стратегическое соглашение для России, но для Фридмена, Вексельберга, Блаватника и Хана, объединенный собственный капитал которых теперь колеблется приблизительно в $55 миллиардах, обналичивание самой зависимой нефтяной компании России весной 2013 года, с Западной Техаской Сырой нефтью продаваемой 92$ за баррель и Западными банками, качающими кредиты в Россию, может войти в историю как наиболее блестяще рассчитанное фактическое получение прибыли десятилетия. Это также возможно отправило цепь событий на мировых финансовых рынках, которые способствовали краху российской валюты резко упавшей на 40% по отношению к доллару в 2014 году. Государство Путина было брошено в рецессию.

В 2003 „British Petroleum“ начал работать с Фридманом, его другими владеющими миллиардным состоянием партнерами и их нефтяной компанией „TNK“, создав совместное предприятие с контролем 50-на-50 под названием „ТНК-BP“. Оно могло достигнуть $60 миллиардов в годовых доходах и выплатить дивиденды владельцам свыше десятков миллиардов более чем за десятилетие. Фактически наличные, генерируемые „ТНК-BP“, помогли сделать эти четырех русских одними из самых богатых людей в мире и сохранить безопасность »BP" как нефтяной державе, на которую приходиться 27% ее запасов.

Герман Хан

Герман Хан

Но это было каменистое партнерство. Российские миллиардеры чувствовали, что «BP» рассматривала «ТНК-BP» как иностранный филиал, преследуя капиталовложения, которые будут создавать резервы в противовес другим вещам, таким как оплата дополнительных дивидендов. В то же время, сотрудники «ВР» в России оказались втянутым в действия полиции, и его тогдашний российский руководитель Роберт Дадли покинул страну в один момент и управлял «ТНК-ВР» из секретного офиса после того как он и другие сотрудники «BP» не смогли обновить визы, Дадли в настоящее время главный исполнительный директор «ВР».

После нескольких других неудач, включая потерю соглашения на бурение в Карском море «Exxon Mobil» в 2011 году, «BP» заключила сделку с Сечиным с целью продать свою долю акций «ТНК-BP» «Роснефти». В свою очередь «ВР» получила $ 12,5 млрд и 19,75% акций «Роснефти», что было важно для «ВР», потому что структура позволила «BP» продолжить, включив некоторые из запасов «Роснефти» в бухгалтерские книги "ВР".

Для владеющих миллиардным состоянием партнеров «BP» наилучший вариант состоял в том, чтобы продать всю их 50%-ю долю Сечину, близкому союзнику Путина и бывшему российскому заместителю премьер-министра, стремящемуся построить крупную государственную нефтяную компанию. Наличный выкуп был ключевым, потому что российские миллиардеры не хотели становиться миноритарными акционерами в Роснефти, управляемой Сечиным. Точно так же Сечин не хотел рисковать разбавляя контроль путем выпуска большего количества акций в этом проницательном квартете инвесторов. Большая проблема Сечина состояла в том, что у него фактически не было денег, чтобы выкупить их. Таким образом, он заимствовал около $ 40 млрд наличными, чтобы закрыть сделку, частично с помощью краткосрочных РДЭ в иностранных деноминированных краткосрочных ссудах. Банки со всего мира участвовали в финансированиях, включая «JPMorgan Chase», «Barclays», «BNP Paribas» и «Unicredit».

Виктор Вексельберг

Виктор Вексельберг


Но немного больше, чем год спустя, осенью 2014 года, «Роснефть» вдруг оказывается в плачевном состоянии. Она стояла перед необходимостью осуществления выплат, связанных с краткосрочными займами, но к тому времени вторжение Путина в Крым навлекло разорительные экономические санкции и решение Саудовской Аравии осадить американских производителей сланца и дисциплинировать членов ОПЕК, таких как Иран и других производителей, как Россия, и толкнули цены на нефть в свободное падение. Сечин и «Роснефть» были фактически отрезаны от западных банков и не было простого способа для Сечина пролонгировать $ 7 млрд номинированных в иностранной валюте кредитов для сделки, которые истекали в декабре. Таким образом, Сечин получил поддержку от центрального банка России и организовал продажу облигаций, чтобы заработать рубли.

«Роснефть» разместила $ 10,8 млрд рублевых облигаций в декабре, установив цены ниже доходности по аналогичным датированным российским государством облигаций. Это была таинственная сделка почти без раскрытия на сегодняшний день. Центральный банк России заявил, что будет принимать облигации как имущественный залог от российских банков, стремящихся одалживать по льготных ставкам, по существу предоставляя коммерческим банкам окно ликвидности. Никто из покупателей облигаций никогда не раскрывались, и еще не ясно, сколько денег было собрано. «Роснефть» имеет еще необходимость добиться значительного раскрытия информации, а теперь Сечин занял позицию, что «вариант рублевых облигаций не осуществлялся.»

Тем не менее темный выпуск облигаций застал участников рынка врасплох, вызвав предположение, что «Роснефть» продаст рубли, которые она только что заработала на открытом рынке, чтобы купить доллары США, для выплаты своего долга. Рубль упал до рекордно низкого уровня в ответ, даже если цены на нефть, казалось бы, укрепились.

«Было подозрение, что эти рубли могли бы пойти на валютном рынке», говорит Сергей Романчук, глава Форекса в Металлинвестбанке в Москве. "Эта сделка была похожа на спусковой крючок, потому что люди боялись, что это будет новым инструментом, который использовался бы для других компаний".

Лен Блаватник

Лен Блаватник


Критики Путина назвали выпуск облигаций «Роснефти» дотацией. 
Сечин назвал атаку "провокацией". «Роснефть» пошла на отчет, заявив, что ни один рубль, заработанный в выпуске облигаций, не будет использоваться, чтобы купить иностранные валюты. Ее доходы в основном поступают от экспорта в иностранной валюте, и в заявлении «Роснефть» говорит, что «генерирует достаточно денежных потоков в иностранной валюте в целях выполнения своих обязательств погашения кредита». Куда шли рубли? «Роснефть» только упомянула, что средства будут использованы для «финансирования своего проекта в Российской Федерации».

Немногие оспаривают роль „Роснефти“ в раздражении и так уже своенравного мирового рынка рублей. В 19% российского $ 2 трлн ВВП, нефть — крупнейшая российская дойная корова, а экспорт нефти в большой степени облагается налогом. При цене $ 100 на экспорт за баррель, около $ 70 будет идти в правительство. При цене $ 50 за баррель, около $ 22. „Роснефть“, вероятно, копила иностранную валюту осенью 2014 года, чтобы сделать свои долговые платежи. Промышленные аналитики утверждают, что это, вероятно, сдерживает доллары от валютного рынка, которые „Роснефть“, как правило, использовала для покупки рублей с целью выполнения своих налоговых обязательств.  У „Роснефти“ также есть большая программа капитальных расходов в России, финансируемой рублями. »Они использовали доходы от выпуска облигаций для покрытия своих расходов в рублях", говорит Кирилл Таченников, аналитик БКС Financial.

«Роснефть» погасила $ 7 млрд кредита в конце декабря. Несколько дней спустя российское правительство направило крупных экспортеров России, чтобы поддержать рубль на валютных рынках. «Роснефть», возможно, согласился, но с долгом около $ 20 млрд в наступившем 2015 году (в основном в долларах и евро), и планами капиталовложений на $20 миллиардов, «Роснефть» имеет головную боль в $40 миллиардов, которая ухудшается с каждым сдвигом вниз в цене на нефть. Согласно ее финансовой отчетности, «Роснефть» имеет приблизительно $20 миллиардов в наличных деньгах и официально обратилась с просьбой к российскому правительству задействовать свой Фонд национального благосостояния для помощи. Сечин хочет помощи от Путина, но другая дотация в виде облигаций имела бы катастрофические последствия для рубля.

Экономика России может погружаться в кризис, но скрытые миллиардеры Фридман, Хан, Вексельберг и Блаватник показали незначительные признаки стремиться на помощь Матушке России со значительными инвестициями или капитальными затратами, несмотря на просьбы со стороны Путина.

Фридман, 50 лет, третий самый богатый человек России, заработал $ 5,1 млрд от сделки «ТНК-ВР». Его приятель по учебе Хан, 53 года, получил $ 3,3 млрд. Дуэт создал Люксембургскую компанию, LetterOne, с деньгами «ТНК-ВР» и пытается купить нефтяную и газовую утилиту немецких коммунальных услуг за $6 миллиардов. Говорит пресс-секретарь: «Мы полны решимости реинвестировать значительную часть доходов в России и надеемся определить привлекательные возможности в ближайшем будущем».

Уроженец Украины Блаватник, гражданин США с 1984 года и стоимостью $ 18 млрд, собрал $ 7 млрд от продажи «ТНК-BP». Его самые большие активы: доля в Хьюстонском производителе химикатов LyondellBasell и Warner Music.  В 2014 году он отпраздновал свой Роснефть-триумф, купив позолоченную скульптуру Дамиана Херста шерстистого мамонта за $14 миллионов. Блаватник отказался комментировать.

Вексельберг, 57 лет, известный своей художественной коллекцией, включая новый музей в Санкт-Петербурге, показывающем его яйца Фаберже, теперь в России второй самый богатый, стоит $ 14 млрд. Он «поднял» $ 7 млрд от сделки и использует некоторые из них, чтобы купить в SCHMOLZ + Bickenbach, швейцарскую сталелитейную компанию. «Большая часть денег Ренова [Вексельберг], полученных от сделки было вложено в России,» настаивает представитель Андрей Шторх.

Путин поддерживает своего человека Сечина, несмотря на 50%-е снижение (в долларах США) в цене акций Роснефти в течение 2014 года. Он — «хороший менеджер», говорит Путин. «BP», которая все еще владеет 20% «Роснефти», готовится к падению дохода четвертого квартала и может быть вынуждена записать свою акцию «Роснефти».

"Сделка «ТНК-BP» была дорогим решением [для России]", говорит Сергей Гуриев, русский экономист, который бежал во Францию ​​в 2013 году «владельцы ТНК реализовали очень хорошую сделку.»

По материалам: finance.yahoo.com


В тему:

,
UkrNET - поисково-информационный ресурс